• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи без темы (список заголовков)
01:03 

Такие разные звуки



...По ночам за стеной старого дома стучали поезда. Засыпая, я слышала, как колеса пересчитывают стыки рельсов, и видела темные очертания вагонов, в которых за белыми занавесками покачивались сонные пассажиры. На столиках побрякивали ложечки в стаканах с остывающим чаем, на салфетках лежали крошечные упаковки сахара в обертках с нарисованным экспрессом, которые так вкусно было с треском разрывать, запихивая за щеку сладкие твердые кусочки. И в каждом вагоне, жестком общем или в плацкарте с улучшенными потребительскими свойствами, обязательно оглушительно храпел отдельно взятый гражданин. Видимо, для того, чтобы остальным снились кошмары до утра.

А совсем близко, за окошком, выходящим в палисадник с мальвами и георгинами, негромко свербели сверчки. Под их щекотную песню снились уютные сны, в отличие от ужасных сновидений пассажиров скорых поездов...

21:49 

Стиральные машины и сахарные косточки



Недавно подруга совершила круиз по Ладоге и приехала с кучей впечатлений.
Главное впечатление она описала очень живо: попали в шторм, иллюминатор задраили наглухо, смотреть в него не было никакой возможности, откроешь шторку, а там круговерть, как в стиральной машине... При этих словах я вздрогнула, потому как одно упоминание о качелях-каруселях и стиральных машинах вызывает головокружение и легкое недомогание.

При царе Горохе всё было проще: корыто, деревянный рубЕль, потом, в последующие эпохи, – тазик и кусок дурно пахнущего хозяйственного мыла и, наконец, допотопные стиральные машины, натужно гудящие и плюющие пеной на пол, со скрипящими валиками, которые с трудом отпускали отжимаемое белье.
И вот, о радость домохозяек, современные программируемые стиралки, как без них обходились, сложно представить. Те не менее.
В начале 90-х красивые русские женщины массово потянулись на экспорт, выходить замуж за иностранных не очень красивых, но состоятельных мужчин. Это вполне можно понять, жизнь за опустившимся железным занавесом была не в пример благоустроеннее и приятнее, чем в отечестве. А за красавицами потянулись в коварный зарубеж и их родственники.

И вот такая мама приехала в Швецию проведать дочку и зятя, погостить на недельку. Наши тещи – народ особый, сами знаете, трудолюбия у них не занимать, ночь спать не будут в мыслях о том, как помочь детям. А тут дочка невзначай упомянула о предстоящей завтра стирке. О! подумала маман, вот тут-то я и покажу зятю, что значит русская тёща. И встала с утра пораньше с намерением стирать в корыте до посинения и кипятить в баке кучу белья до изнеможения. Но дочка машет руками: Нет-нет! у нас весёлый шопинг по окрестным магазинам, мама, не беспокойтесь. И колдует на панели с кнопками на большом белом аппарате.
Через три часа, увешанные пакетами с покупками, они возвращаются и дочь вынимает из машины выстиранное и высушенное белье. Мама с разинутым ртом некоторое время не может прийти в себя, но продолжает изобретать способы доказательств преимуществ русской тёщи над остальными. Ага, придумала, сварю-ка я им свой фирменный борщ, наверняка оценят!

И вот они уже идут в мясной магазин за покупкой сахарной косточки, без которой борщ, как вы понимаете, ну совершенно невозможно сварить.
А в магазине у мамы разбегаются глаза и пропадает дар речи: триста тридцать три разновидности мясных продуктов, среди которых без помощи продавца невозможно отыскать искомый кусочек. И фру шведская жена долго переводит мамины пожелания по поводу сахарной косточки, продавец долго выбирает кусок мяса и, покачав головой, что-то сочувственно говорит. Дочка устало смотрит на маму и выдаёт:
– Мама, он сказал, что у нас слишком привередливая собака...

03:25 

Дремлет притихший северный город...




Не знаю, у кого как с ностальгией, у меня с ней тёплые дружеские отношения. Очередная, не помню какая по счету, осень в притихшем северном городке шуршанием пожухлой засохшей листвы пробуждает умильные воспоминания детства. Когда-то мы с отцом обходили все парки в поисках непременных желудей и каштанов. Увлекательнейшее занятие, я вам доложу. После прогулок комната была заставлена коробками с найденными трофеями, общего количества которых хватило бы на завтрак-обед-ужин небольшому стаду диких вепрей. Вот и сегодня щелканье падающих желудей за спиной заставляет поёжиться и бодрее шагать, вдыхая свежий октябрьский воздух.

В одном из скверов шныряют уличные котики, деловитой походкой устремляясь куда-то по своим кошачьим делам.
В один из таких погожих осенних дней мы с одноклассницей Леной отловили матерого полосатого котяру во дворе соседнего дома, приманив его недоеденной котлетой, нарекли Маркизом (хотя ни на маркиза, ни на виконта он не тянул категорически, а скорее смахивал на Полиграф Полиграфыча в кошачьем обличье) и утащили приручать. Процесс начался с помывки уличного жителя в коммунальной ванной. Нарядившись в отцовские перчатки, Ленка держала кота, а я поливала его из душевой лейки. Это было роковой ошибкой: полосатик проявил недюжинную силищу и разметал нас в клочья. Гигантским прыжком он выскочил из ванного корыта и, свалив по дороге два соседских таза и одно ведро, с грохотом умчался в приоткрытую дверь, ругаясь кошачьими матюгами. Так в одиннадцать лет бесславно оборвалась моя карьера укротительницы тигров. Тем не менее к котам я продолжаю испытывать чувство непреодолимой симпатии и с интересом наблюдаю за их повадками в урбанистическом пространстве.

Не менее интересны в городке перемещения городских сумасшедших. Если слышна издалека разухабистая "Раз, два, три, калина, чернявая дивчина...", то это на велосипеде с примотанными динамиками крутит педали местный островной казак. Ряженный в красную атласную рубашонку, папаху и галифе, заправленные в сапоги, он победоносно оглядывает местный публикум и картинно поигрывает миниатюрной нагайкой. Весь прикол в том, что карнавальный казак – неказистый плюгавый мужичок ростом по леву грудь среднестатистической женщины нормальных габаритов и выглядит Крошкой Енотом рядом с горожанами. Но придаёт городу своеобразный колорит, люди улыбаются, посмеиваются, а, значит, продлевают жизнь.

– Не люблю, когда шуршат листья под ногами, мёртвые они, – говорит знакомая барышня задумчиво, передёргивая плечами.
Да, грустно немного, но мне они навевают тёплые мысли. Может, через год ощущения изменятся? Посмотрим.

22:58 

Больничное




Наши северные закаты неожиданны и непредсказуемы. Вчера по сиреневато-серебристому небу пухло вырисовывались розовые зефирные облака, которые мучительно хотелось укусить и проглотить тут же, незамедлительно. А сегодня свинцово-серая беспробудная хмарь, сводящая зевотой челюсти. Но речь немного о другом.

Больничное сообщество так же неожиданно и непредсказуемо, как и закаты. Иногда это тоскливые тёти, воздыхающие о своих многочисленных болезнях, но чаще везёт, подбирается славная компашка, и начинаются весёлые истории про те же болячки, но уже возведенные в степень лёгкого абсурда. Это всегда радует и запоминается надолго.

История Оли.
Несколько лет назад она повредила позвоночник и стала лечиться у наших доблестных медиков без особых успехов. Операцию делать побоялась, и знакомые отыскали ей народных целителей. К одному из них, деревенскому дедуле, муж повёз Олю в Псковскую область, за тридевять земель, на машине. Приехали они к нему в три часа ночи и робко постучали в дверь, неудобно было будить старичка...
В доме раздалось невнятное ворчание, дверь распахнулась, и на пороге появился здоровенный красномордый дядька в тельняшке, пуляющий отборными матюгами в приезжих. Дед оказался вполне себе молодым мужиком, недовольным столь поздним визитом, что можно понять. Но ладно, проходите. И сеанс начался. Костоправ крутил и вертел Олю, ругался матом, когда она вскрикивала от боли. Терпи, уж если приехала. А напоследок приобнял крепко фигуристую девушку и сильно встряхнул. И это при сидящем тут же муже. Оля ахнула, но почувствовала, как проблемные позвонки встали на место. Муж покраснел, засопел, сунул лекарю деньги, схватил жену в охапку и утащил быстрее в машину. Вспоминать про молодцеватого деда он не любил, да и Оля помалкивала, благо здоровье поправила.

История Люды.
С Людой дело обстояло похуже, она попала в реанимацию с тяжелым заболеванием, выхаживали её долго, но пришлось делать операцию. А надо сказать, в то время в нашей больнице работали врачи: хирурги, анестезиологи, – мужчины рослые и видные, как по спецнабору в кремлёвскую гвардию.
Так вот. Очухивающаяся от послеоперационного наркоза Люда услышала, как её настойчиво зовёт мужской голос: "Люда, Люда, проснись!" С трудом открыв глаза, она про себя тихо ахнула: на неё сверху внимательно смотрели четверо красавцев мужчин, один из которых спросил: "А ты знаешь, где находишься?" Помедлив, девушка набрала побольше воздуха и мечтательно спросила: "В раю?"

01:24 

Дневник, единица, в угол!!




Учителя бывают разные. Чёрные, белые, красные. Школьные учителя – категория особенная, ибо то, чему они учат детей, записывается на ещё чистый винчестер в ученической голове и остается там на всю жизнь. Если это не вспомогательная школа, конечно, где на винчестер можно писать годами безрезультатно, но это совсем другая история.

Учитель географии в моей школе был авторитарен и бездарен. Инвалид с проблемами опорно-двигательного аппарата жестоко страдал от комплекса несовершенства и самоутверждался за счёт учеников школы, подавляя любые признаки вольнодумства.Те не любили его пылкой нелюбовью и старались существовать параллельно с такими интересными предметами, как география и астрономия. В лучшем случае урок выучивался на текущий момент и тут же забывался по выходу из класса. Двоечники и хулиганы прогуливали занятия, особо не вникая в происходящее, чем сохраняли свои нейроны в целости и сохранности. Обычным старательным ученикам было сложнее. Товарищ преподаватель держал в нехорошем напряжении весь класс, разглядывая журнал, зыркая недобрым глазом в сторону парт и постукивая чудовищных размеров указкой в центре классного помещения, не отходя от своего стола.

— Сейчас к доске пойдёт... Пойдёт сейчас к доске... Кто вздохнул??!!! Дневник! Единица! В угол!!!

Вот эти "Дневник, единица, в угол!" сопровождали процесс обучения с завидным постоянством. Если пятиклашки бледнели и заикались при грозных окриках учителя, то наказанные дылды-старшеклассники ржали в углу вместе с сидящими за партами одноклассниками. Географ покрывался пятнами цвета побежалости и усиливал репрессии. Дневники расцветали красным цветом. Родители ходили в школу на встречи с ним стройными рядами и вразнобой. Пятёрок по его предметам не было никогда и ни у кого! Такого вряд ли забудешь...

Другой кадр советской педагогики, учительница русского языка. Оооо... Дама лет сорока, в разводе, одна воспитывающая двоих детей, всё своё раздражение изливала на головы подопечных школьников. Её побаивались и ученики, и учителя, и даже пресловутые хулиганы. Желчная, острая на язык, она ядовито высмеивала любого, кто с пренебрежением относился к её предметам. Зато школьная программа по русскому и литературе была намертво вколочена в наши головы, экзамены в институт я сдавала не особо напрягаясь. Прошло очень много лет, но каждый год мне снится, как она, нахмурившись, твёрдо говорит:

— Приходи в школу сдавать экзамен. Завтра в двенадцать!
— Какой экзамен, я же давно вуз закончила!..
— Неважно! Математику на английском!..

О ужас!! В дурном настроении я просыпаюсь, хватаю воздух жабрами, а где-то в подсознании многократным эхом отдаётся: "Дневниик... Единииица... В угол!!!"



23:01 

Летнее




Юбилейное лето моей странной жизни ворвалось холодным пронзительным ветром в окна, отчаянными криками чаек и оглушительным запахом буйно цветущих кустов сирени в заброшенном парке неподалёку от дома. Запоздавшие с цветением заросли выстреливали пенным залпом, сменив такие же буйные кружева яблонь и вишен в городских парках, ухоженных и диких.

А июль ознаменовался могучим одеколонным ароматом цветущих лип, только на две недели позже, чем обычно. Сразу захотелось закрыть дверь в этот парфюмерный магазин и съесть эскимо на палочке, за 11 копеек, которое было раньше. Но увы... фарш невозможно провернуть назад.

Городок заполонили бесконечные автобусы с туристами всех мастей со всех областей. Одиночные представители племени любопытствующих неизменно выбирают меня из толпы аборигенов, чтобы спросить (находясь на острове): как пройти к заливу? Иногда для разнообразия интересуются городским пляжем (в плюс пятнадцать с дождём) или Морским собором (который видать из любой точки города). Я чувствую себя какой-нибудь Леди Гага Мценского уезда и охотно разъясняю, что–где–когда. Автографов, правда, не раздаю.

Мне тоже хочется сгонять куда-нибудь в пригороды или дальше, чтобы задавать глупые вопросы и фотографировать достопримечательности. Но не получается. Ощущение как во сне: бежишь изо всех сил, перебирая ватными ногами, но остаёшься на месте. Вот проснусь, и всё будет хорошо, все молодые и живы-здоровы.

Синеватый балтийский ветер, охлаждающий лето белыми барашками на заливе, приносит призрачное ощущение присутствия параллельного измерения, в котором герр Питер со свитой стоит на берегу острова и смотрит вдаль в подзорную трубу. "...Отсель грозить мы будем шведу..." Уже не актуально, но до сих пор впечатляет. А вот интересно, как бы выглядел любимый город, если бы царь Пётр рубанул окно в Европу где-нибудь в другом месте?

21:58 

О пользе иностранных слов




Велик, могуч русский язык и богат необычайно. Но, как известно, в любой системе имеется стремление к обновлению. Вот и появляются в родном языке иноземные слова в большом разнообразии.
Маркетинг и мониторинг давно уж не режут слух, кастинги, шопинги и шубинги прижились, как родные.
Профессии "мерчандайзер" и "супервайзер" никого не удивляют, а экономичный хостел и печальный хоспис заменили Дом колхозника и богадельню для неизлечимо больных. Словарь иностранных слов, как я выяснила, катастрофически не успевает за новыми поступлениями.

Даже те иностранные слова, которые были известны со школьной скамьи, приобретают иной смысловой нюанс. Английское слово meeting – собрание, встреча, оказывается, ещё и "дистанционная встреча сотрудников, находящихся зачастую далеко друг от друга".

Но богаче всего медицинская лексика. Чего только не услышишь от эскулапов, впечатление незабываемое, особливо, если находитесь в паморочно-пограничном состоянии.

Стоматолога Лену пациенты обожают. Она приветливо беседует с горемычными флюсами, отёками и просто с больными зубами, вселяя надежду на полнейшее скорое выздоровление и избавление от страданий. Попутно просвещает больных по части медицинской терминологии.
И вот слышу я как-то у неё в приёмной, как солидный мужской баритон просит:

– Доктор! Запишите мне эти слова, я на совещании в Смольном скажу их своим сотрудникам. Должно подействовать!

Выходит из кабинета представительный мужчина и, радостно улыбаясь, медленно читает по бумажке:

– АНТИКУРВАТУРНЫЙ ФАЙЛИНГ!

21:19 

Ноябрьское




На редкость тихий и тёплый ноябрь. А вот что было год назад:

"У нас опять штормовое предупреждение. Всю ночь за окном гудело и шумело почти инфразвуком. Утром стало видно, как микс из остатков желтых листьев и очумелых встрёпанных ворон крутится в турбулентных потоках, а громыхающие листы кровельного железа подпрыгивают на тротуарах. Опять не повезло какому-нибудь парому из Хельсинки – болтается по ту сторону закрытой дамбы, пассажиры качаются в каютах и поглядывают на часы. Штормовой ноябрь напоминает, что дело идет к зиме..."

02:35 

О весёлом и грустном




Моя подруга – стоматолог. Не вздрагивайте, не все дантисты из породы гестапо. Она жизнерадостный, жизнелюбивый человек, умеющий избавить пациента от генетического страха перед зубными врачами. Аккуратно рассверлив зуб, радостно объявляет:

– А сейчас мы промоем канал, и ваши микробы быстро соберут чемоданы на выход! И всё будет хорошо.

Остекленевший в страшном кресле больной вяло улыбается, но довольно быстро приходит в себя и горячо благодарит доктора. Все довольны, в микроклимате кабинета можно выращивать тюльпаны и орхидеи, расцветут в пять секунд. И в следующий раз, что бы ни случилось с зубами, пациент обязательно придёт сюда.

А на даче, где она проводит лето, селяне приходят не только с больными зубами, но и с травмами конечностей. Помогите, доктор! Однажды папа привёл сынишку с такой травмой, мальчик упал с забора на поленницу дров пятой точкой, и доктор, встав из-за праздничного стола, тут же пошла вытаскивать щепку из ребячьего зада. А что делать? Помогите, доктор! – и доктор помогает, неважно, что её профессия – лечить зубы, а не всё остальное.

А сегодня жизнерадостный доктор сидит дома в обнимку с двумя котами и плачет: умер любимый пёс, член семьи. И как помочь доктору? никто не знает.


02:10 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:35 

Мой двор




Мой двор из детства выглядит похоже –
Сарай, скамейки, вот сирень цветет…
Он стал совсем другим, но всё же
Сквозь время совершаю я отсчёт:

Забор, ворона, маленький котейка,
Цветы на клумбе… Нет, наоборот!
Сирень… сарай… зелёная скамейка
И очумевший грязно-белый кот.

16:09 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Записки Тины

главная